Lola (lolka_gr) wrote,
Lola
lolka_gr

Categories:

Чтиво


Яна Жемойтелите, «Хороша была Танюша»
Средненький такой, незапоминающийся роман с феминистическим посылом. В принципе, это две повести, их главные героини пересекались когда-то в молодости, причем одна из них боготворила другую, которая ее даже не замечала. Героини очень разные, одна – невозможная красавица из нищей семьи, вторая – дурнушка, профессорская дочка. У обеих судьба сделала разворот на 180 градусов, и обе были несчастны почти всю жизнь. Стиль разный, т.к. действие происходит с разницей в 30 лет, и язык повествования соответствует периоду в каждой части, но читается легко. Интересен местный колорит, карело-финский, а так - семейная сага... 3.5 из 5

B.A. Shapiro, “The Muralist”
Потрясающе интересная книга, слушала и читала попеременно. Почему-то в русском интернете о Барбаре Шапиро вообще ни слова, я уже не говорю о том, чтобы книги ее переводить. Эта книга написана в моем любимом жанре исторической беллетристики (historical fiction), т.е выдуманный сюжет и главный персонаж встраивается в историческую реальность и окружен реально существовавшими персонажами.
Сюжет такой, что не оторваться, развивается одновременно в двух временных пластах. В нашем времени проводится расследование того, что произошло в Нью-Йорке 1940 года. А там круто намешано все: искусство, история любви, политика, Холокост... О стиле на английском судить еще не могу, но меня ничего не раздражало, и язык довольно простой, сначала было трудновато слушать, но потом я поменяла скорость на 0.8 и стало отлично.
Написано очень сильно и ярко. 5 из 5

[Очень подробный спойлер]Даниэль, работающая в нью-йоркском «Сотбис», обнаруживает позади трех полотен, прибывших для подтверждения авторства известных абстрактных экспрессионистов, конверты с небольшими картинами, по стилю напомнившими ей два полотна, написанными ее двоюродной бабушкой. Это единственное, что от нее осталось, и практически больше никакой информации нет, кроме того, что Ализэ Бенуа приехала в Нью Йорк в 1938 году из Франции, чтобы учиться живописи, вращалась среди нью-йоркской художественной богемы, а в 1940 году бесследно исчезла. Дедушка, родной брат Ализэ, не хотел вспоминать о том времени, и тема замалчивалась.
Даниэль начинает расследование на свой страх и риск, т.к. руководство «Сотбис» было заинтересовано в том, чтобы полотна принадлежали кисти Поллака, Ротко и Краснер, а не никому неизвестной Бенуа.

Параллельно рассказывается о жизни Ализэ в Нью-Йорке 1939 года, и это основная линия.
Очень интересно рассказывается об Америке того времени. Элеонор Рузвельт курирует проект, организованный, чтобы поддерживать нищих художников в период Депрессии, и Ализэ удается не только участвовать в нем, но и убедить Первую леди включить в него два мураля современного искусства, что дало толчок официальному признанию абстрактного стиля.
Ализэ осталась сиротой еще ребенком и воспитывалась в семье своей тети. Часть семьи все еще жила во Франции, часть – в Германии. Из их писем становится известно о постепенном ухудшении положения евреев, о их безуспешных попытках эмигрировать. Кузина Ализэ с семейством оказывается на корабле беженцев «Сент-Луис», не принятом Америкой и отправленном обратно в нацистскую Европу, на верную смерть. Дядю арестовали и отправили в Дранси. Брат Ализэ тоже попадает в Дранси, но ему удается бежать, и он скрывается в Испании. Ализэ пытается добыть им американские визы, но официальной политикой в то время был изоляционизм, беженцев опасались, и даже из обещанного количества въездных виз выдавался мизерный процент. Ализэ действует всеми возможными способами: пытается купить их, продав единственное оставшееся от матери кольцо (других денег у нее нет), просит помощи у Элеонор Рузвельт, вступает в комитет по спасению европейских беженцев и даже участвует в покушении на жизнь госсекретаря-антисемита, который незаконно отказывал беженцам в визах.
Ализэ пишет мураль для проекта, и вдруг ее осеняет идея: она напишет абстрактный мураль, призывающий спасать беженцев, и подменит им заказанный перед официальным открытием, где будет множество журналистов. Это вызовет общественный резонанс. Чтобы успеть в срок, она просит своих друзей-художников помочь ей, хотя это и противоречит принятым среди них нормам. Но они соглашаются, и таким образом воспринимают ее идеи абстрактного экспрессионизма, те самые, которые в будущем помогли им стать всемирно известными художниками.
Постепенно ее психика становится неустойчивой, сказывается тревога о родных и работа наизнос. Не помня себя, она отправляется на корабле во Францию, рассчитывая на свой американский паспорт и пытаясь помочь родным. Там (все это урывками, в помутнении сознания) ее арестовывают и отправляют в лагерь. Ализэ удалось бежать, и в Дранси ее приютила и прятала до конца войны семья булочника. За его сына она потом вышла замуж и, сменив имя, прожила до глубокой старости, так и не сумев разыскать своих родных.

Даниэль, внучка Ализэ, в ходе своего расследования приезжает в Дранси, где есть музей Холокоста. Сцена в музее описана очень сильно и эмоционально, до мурашек.
Гуляя по крошечному Дранси в ожидании автобуса Даниэль забредает в художественную галерею, где видит удивительные полотна местной художницы-самоучки... Ализэ к тому времени уже умерла, но Даниэль знакомится с ее семьей и устраивает в Нью Йорке выставку ее работ.
В книге, конечно же, все намного более увлекательней и закрученней, чем в моем кратком изложении, с множеством интереснейших нюансов.


Кэтрин Уэбб, «Наследие»
Читала после того, как была в восторге от романа «Незримое, или Тайная жизнь Кэт Морли». Ну, читабельно, но это даже сравнить нельзя. Тут полно стандартных приемчиков с доставшимся в наследство старым домом, неким таинственным трагическим происшествием, которое произошло в детстве с сестрами, получившими дом в наследство. Это бесконечное упоминание Тайны меня стало раздражать очень быстро. Что понравилось – это линия прошлого, начало 20 века, история замужества богатой девушки, вышедшей замуж за фермера, жизнь в прериях, среди индейцев, которые оказались совсем не такими, как их описывали в нью-йоркских газетах. 4 из 5

B.A. Shapiro, “The Art Forger”
Слушала аудиокнигой. Этот роман оказался таким же увлекательным, как и “The Muralist”, но... слишком уж много всего наверчено, пережали пружину. Если б экранизацию сняли, получилось бы шикарно, оно и написано так, довольно кинематографично и зрелищно. Но как для книги мне показалось немного «занадто».
Клэр специализируется на репродукциях высокого качества, и в частности на картинах Дега. В прошлом (еще будучи студенткой) у нее некое скандальное происшествие – чтобы поддержать своего любовника, известного художника, во время его творческого кризиса, она написала картину, которую он выдал за свою, и картина была куплена музеем “MoMa”. Когда он ее бросил, она заявила, что картина ее. Музей не признал ее авторства, но слухи пошли, художник покончил жизнь самоубийством и с тех пор Клэр стала парией, ее картины отвергались на всех конкурсах.
Неожиданно Клэр получает предложение от известного галериста написать подделку, получив взамен кругленькую сумму и, что еще важнее – персональную выставку в его галерее.
Полотно, которое она взялась подделать, оказалось «Купальщицами» Эдгара Дега, похищенным из музея Гарднер 20 лет назад вместе с другими шедеврами.
Начав работу, Клэр обнаруживает, что полотно и само является подделкой.
Интересно придумано об истории этой подделки и об отношениях Дега с Изабеллой Гарднер. 4.5 из 5

Кейт Мортон, «Когда рассеется туман»
Читала по рекомендации edik_m, спасибо. Немного уступает ее роману «Дочь часовых дел мастера», но тоже очень неплохо.
Режиссер фильма о трагическом самоубийстве известного поэта в начале 20 века находит Грейс, единственную оставшуюся в живых свидетельницу тех событий. Грейс служила горничной в доме, где произошла трагедия, и Урсула, режиссер, просит ее приехать в поместье, где проходят съемки, чтобы проверить, насколько правдоподобно реконструировали место. Оказалось, очень правдоподобно, настолько, что воспоминания нахлынули на Грейс и она захотела открыть тайну тех событий своему внуку, писателю.
Отлично передана атмосфера начала 20 века, множество интересных подробностей. Ну и детективная составляющая неплохая. Очень легко читается. 4.5 из 5

Альфред Дёблин, «Берлин Александрплац»
Видела несколько рекомендаций, но... не прониклась, хотя и знаю, что роман считается знаковым. Бросила на половине, не помогли ни новаторская форма, ни атмосфера Берлина 20-х годов, ни исторический контекст, разрушивший весь описываемый там мир... Читала и мучилась. Может, если б настроение другое сейчас было, и дожевала бы кактус, и прониклась великой идеей, но не судьба. 3 из 5

Генри Джеймс, «Связка писем»
Небольшое совсем произведение, построенное, как собрание писем жильцов парижского пансионата для иностранцев. Ну, понятно, разница в менталитете, одни и те же события описываются с разных точек зрения. Не прониклась я великой целью этого произведения. Единственное достоинство, которое я заметила – маленький объем. 3 из 5


Tags: аудиокниги, книги
Subscribe

  • Фильмы

    Сто лет уже не писала о фильмах. Это потому, что смотрю мало, об одном фильме писать лень, жду, пока несколько накопится (и да, те, которые смотрю по…

  • Фильмы

    «Отец» (“The Father”), 2020 В главной роли – Энтони Хопкинс. Он играет (надо сказать, очень смело, потому что…

  • Фильмы

    «Душа» («Soul»), 2020 Последний мульт Пиксара, обещавший получиться шедевром. Но так же, как и сам фильм очень резко…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments

  • Фильмы

    Сто лет уже не писала о фильмах. Это потому, что смотрю мало, об одном фильме писать лень, жду, пока несколько накопится (и да, те, которые смотрю по…

  • Фильмы

    «Отец» (“The Father”), 2020 В главной роли – Энтони Хопкинс. Он играет (надо сказать, очень смело, потому что…

  • Фильмы

    «Душа» («Soul»), 2020 Последний мульт Пиксара, обещавший получиться шедевром. Но так же, как и сам фильм очень резко…