Category: юмор

Category was added automatically. Read all entries about "юмор".

Об ожиданиях и реальности

Друзья родителей, Аля и Арик, были очень стильной парой.


Они жили в крошечной однокомнатной квартирке в одном из шикарных домов старой австро-венгерской постройки, с балкончиками, колоннами и необязательными архитектурными излишествами.
Квартиру обставили с большим вкусом, по-европейски, но она была просто микроскопической.

Аля - миниатюрная брюнетка с очень яркой внешностью и безупречным чувством вкуса. Ее мама была отличной портнихой, обшивала ее, конечно, но я думаю, что она бы и любую тряпку могла носить с королевской грацией. Недавно видела в своем альбоме ее фото - наряды не выглядят смешно, как большинство нарядов 80х, они бы и сейчас стильно смотрелись.
Есть такие женщины, про которых за километр знаешь - белая косточка, аристократка. И еще она была ужасно милой и совсем не высокомерной, что, согласитесь, довольно редкое сочетание.

У Арика невзрачная внешность компенсировалась умом, безграничным обаянием и отличным чувством юмора.

У него, правда, был один очень сильный заскок: он был дикий семейный шовинист - в том плане, что ему нужен был сын, и только сын! А родилась у них дочка, причем с пеленок она была маленькой женщиной. Помню, мы как-то ездили с ними в отпуск к морю, и 3-летняя Аленка ходила по пляжу и сообщала совершенно незнакомым людям, отчетливо артикулируя, томно глядя сквозь длинные ресницы, жеманно поджимая пухлые губки и кокетливо накручивая на палец упругие черные локоны: "Я - Констанция Бонасье, и д'Артаньян каждую ночь приходит и поет мне серенады под окном". Вообще была она не по годам умной и разговаривала, как взрослая (что совсем не мешало ей растягивать завтрак в столовой на две с половиной смены).
Уже тогда можно было четко видеть ее будущее - пост-докторат, кажется, по философии, в одном из самых известных американских университетов.

Когда должна была родиться моя сестра, Аля тоже ждала ребенка, но роды предполагались на два месяца раньше маминых. Арик с уверенностью заявлял, что теперь-то у него уж точно будет сын - вы только посмотрите на этот огромный острый живот! И вот срок родов уже прошел, а все тихо. Аля каждый день звонила и сообщала, что она еще тут, и можно идти гулять, и они шли выгуливать свои животы.

Прошла неделя, еще одна, месяц - стало ясно, что срок поставили неправильный - ультрасаунд тогда еще никто не делал.
Прошло два месяца. Мама родила мою сестричку. В первый же день Аля с Ариком пришли проведать ее в роддом. Аля хохотала: "Я рожу слоненка! Уже даже ты меня опередила!"
Арик тоже стоял жутко довольный и злорадно потирал ручки, сыпал папе соль на рану: "Ну что, еще одна дочка?" Папа был растерянный и счастливый, он на тему сына никогда не заморачивался, и это счастье, потому что у нас и сейчас в семье одни девки.

Через два дня нянечка сказала маме, что в соседней палате лежит ее подруга. Аля лежала с абсолютно белым лицом: "Куда я их дену в моей крошечной квартирке?"

Под окном стоял Арик, у него лицо, напротив, было черным от переживаний: у них родились двойняшки-девочки!
Ничего, вырастили всех, все получились красавицами, в маму. И Арик, смирившись со своей участью, тоже был счастлив.

"Вы не в церкви, вас не обманут" ©

Где-то за год до отъезда в Израиль у нас, прямо в нашем же городе обнаружились новые родственники.
Ну, не то, чтобы новые, и почти даже и не родственники, пятнадцатая вода на киселе, но на почве всенародных сборов и окучивания израильской родни-старожилов они вдруг зачастили, стали бурно общаться и вообще лезли без мыла.

Мы на израильскую родню не очень рассчитывали, не хотелось никому навязываться, рассчитывали только на себя, но родителям, конечно, хотелось встретиться с уехавшими 20-25 лет назад двоюродными и троюродными.

И вот, эти новоиспеченные родственники решили перед репатриацией поехать в Израиль сначала туристами, навести мосты, узнать, что, где, когда и почем - ушлые ребята. Конечно, мама попросила передать своей троюродной сестре в Иерусалим подарок - ту заела ностальгия по Буковине. Мы зашли в художественный салон (где я и так паслась постоянно) и купили национальные сувениры.

Сувениры передали, и даже привезли "ответ Чемберлену" - косметику, которую передала мамина сестра. Не помню уже, что там было - что-то невнятное, но я была рада: в 16 лет при дефиците я радовалась любой косметике, даже такой незатейливой. Но точно помню, что очень удивилась, увидев в подарке индийский лак для ногтей - точно такой же, как продавался в парфюмерном магазине у нас на главной улице. То ли всеобщая глобализация, то ли индийская фирма неожиданно оказалась настолько известной, что ее и в Израиле продают.

Загадка разрешилась, когда мы репатриировались и навестили мамину троюродную сестру. Она гордо продемонстрировала гуцульский топорик, висящий на стене ее иерусалимской квартиры (тот самый, что мы передали, из художественного салона) и поинтересовалась, подошла ли нам косметика "Helena Rubinstein", которую она нам передала.

Не то, чтобы было очень уж обидно - живя в Израиле, при большом желании мы и сами могли бы пойти и купить ту же "Helenа Rubinstein", ценно это было именно тогда, когда нам ее не передали.
А теперь ценным был урок - как много познавательного можно выяснить и лишиться наивных иллюзий по поводу человеческой порядочности.

А те родственники, как неожиданно появились, так и пропали, почему-то в Израиле мы им оказались не нужны.


"Нет, мамы у нас, к счастью, разные" (С)

Недавняя прогулка в амбулансе напомнила мне мою прошлую поездку в "скорой" (и единственную, т-т-т).

Было это почти двадцать лет назад. Я была на последних месяцах беременности и рьяно старалась подготовиться к предстоящим событиям как можно лучше: читала кучу специальных книг, обсуждала с подругами (теперь все вместе это заменяется гуглом, но тогда технологии и общественная сознательность еще не дошли до нужной кондиции), и - а как же без этого? - записалась на курсы подготовки к родам.

Муж, который по образованию "фершал-акушер", категорически отказался ходить туда со мной: что он там забыл - лекции для дебилов? А мне очень не хотелось ходить на занятия одной и выглядеть будущей матерью-одиночкой. Пришли к компромиссу: я должна была снабжать его толстой пачкой распечатанных анекдотов, а он будет ходить хотя бы на те занятия, где требуется присутствие мужа. На остальные занятия я могла ходить с парой друзей, у которых предполагаемая дата родов совпадала с моей день в день.

Курс проводился в натаньевской больнице, и я, на самом деле, начала немного жалеть, что записалась туда. Как и в любой учебной группе, в нашей моментально обнаружились "выскочки", задававшие бесконечные бессмысленные вопросы и "клоуны" - а может, и не специально, а вот по жизни такие бывают. Например, один из будущих папаш, когда разговаривали о том, как отходят воды, спросил, нельзя ли как-то заткнуть и приостановить этот процесс, а на вопрос, не сантехник ли он, удивленно ответил: "Да, а откуда вы знаете?"

Особые муки мне, вернее моей спине, доставляли мерзкие пластиковые кетеровские стулья. Компромиссный вариант с присутствующим в качестве мебели мужем тоже оказался не очень удачным. Читая анекдоты, он все время начинал давиться смехом в самый неподходящий момент.

В какой-то день я психанула и сказала, что лучше буду ходить сама, вернее, с Лешей и Ниной, чем краснеть за него.

На следующий урок все прошло прекрасно, мне не пришлось мучиться угрызениями совести за то, что муж сидит на бездарных занятиях, и муками стыда за его пофигистское поведение.
Леша был очень предупредителен и заботлив, после урока усадил нас в машину (она, как мне показалось, немного просела при этом) и повез домой. Не доезжая двух улиц до дома, мы остановились на перекрестке и через минуту в нас слегка въехала следующая за нами машина. Я, честно говоря, даже не поняла, что произошло, но Леша страшно перепугался. Еще бы - на его ответственности были две гигантские сильно беременные клуши, и он, конечно же, сразу вызвал "скорую".

А вот дальше было довольно смешно.
Когда нас погрузили в амбуланс и измерили давление, парамедики начали заполнять стандартные бланки, и мы отвечали им практически хором: один и тот же возраст, срок беременности, больничная касса и предполагаемая дата родов. Парамедики переглянулись и проверили, что фамилии у нас все-таки разные, при этом подозрительно глянув на перепуганого Лешу.

А родили мы все-таки не в один день: она на неделю раньше срока, а я через две недели...

Тайна орехового дерева

Навеяно комментом в дружественной ленте...

Вспомнились фруктовые деревья, которые росли на нашей улице в Черновцах почти в каждом дворе. В нашем дворе были абрикосовые деревья, орех, вишня и виноград на балконе.

Но сначала – о самом дворе.
Collapse )

"Муля! Не нервируй меня!" (С)

Я тут нечаянно вспомнила, что писала обо всех наших съемных квартирах (вернее, о хозяевах), а вот самую последнюю квартиру забыла. Непорядок!
Если уж надоедать, то до конца, как следует.

Collapse )

И опять о ремонте...

После вчерашнего похода по ламповым магазинам мне подумалось, что можно дополнить одну известную поговорку.
Я имею в виду "Нет на свете ничего, что бы не могло служить еврею фамилией, а китайцу - едой". А  еще, дизайнеру - идеей для создания светильника.
Чего я только там не видела... Причем совсем неважно, какой это магазин: рабоче-крестьянский "Махсаней теура" или дизайнерский "Кимхи".
Любая, самая обычная вещь может подтолкнуть дикарскую пляску фантазии: от пончика-донатса до тюбика крема.

Тюбики муж потребовал запечатлеть и послать по Ватсап нашей дизайнерше, по приколу. Она от ужаса даже чувство юмора потеряла и подумала, что мы всерьез рассматриваем такую опцию.

А меня всегда поражает мысль; ведь находятся же люди, которые покупают это, причем за абсолютно невменяемые деньги!..

"А что, отец, невесты в городе есть?" (С)

Помню, еще с тех пор, как я была маленькой, каждый год, максимум два, к нам на неделю приезжал Лева, родственник из какого-то маленького городка. Родственник - даже не седьмая вода на киселе, а еще дальше.
Лева был женихом-рецидивистом. Очевидно, за год-два все потенциальные невесты в его родном городе заканчивались, а у нас за это время подрастало свежее, еще неохваченное поколение.
Не знаю уже, каким образом бабушка (а именно она принимала этого гостя) готовилась к его приезду, но время гостевания использовалось очень эффективно. Буквально каждый день наш жених встречался как минимум с одной претенденткой на руку такого завидного мужчины, зубного техника в самом расцвете лет. Ни одна, правда, не оказывалась достойной.

После каждой встречи наше семейство обступало Леву с расспросами: "Ну что? Как девушка? Понравилась?"
На что Лева, плюгавенький лысоватый коротышка с мартышкоподобной физиономией, делал такой небрежный жест и тоном великосветского красавца, правда, с местечковым акцентом заявлял что-то типа: "Ну шё? Вроде ничего, но ноги у нее толстоваты, знаете ли..."

В последний раз он приехал незадолго до нашего отъезда в Израиль. Было ему тогда уже, наверное, лет 40-45.
И вот случилось чудо. Одна из кандидаток прошла "первый отборочный тур", встречу в сквере, и  была приглашена на вторую - чай в семейном кругу. Мы уж было подумали, что Лева остепенился, взялся за ум, понял, что мы уезжаем, "жениховские приезды" больше не состоятся и решился наконец выбрать.

Девушка оказалась очень милой и интеллигентной. Понятно, что не первой молодости и засиделась в невестах, но ухоженной, с породистым лицом, умными глазами. И она явно заслуживала кого-то более интересного, чем наш жених.

И вот она ушла, все наперебой стали ее хвалить, в надежде, что вот-вот что-то получится, и счастливая пара трогательно обменяется кольцами и помашет вслед поезду, увозящему нас в сторону Израиля.
Лева на секунду задумался, пожевал обезьяньими губами и заявил: "Ну шё? Вроде ничего... Но знаете ли, голова у нее великовата..."

Так и представляю себе, как сидит сморщенный семидесятилетний Лева один-одинешенек в запущенной холостяцкой квартире, и с гордостью вспоминает: "И эту я не захотел, ноги у нее были толстоваты... И ту не захотел, с большой головой..."

Пятничные скетчи

В пятницу тель-авивская группа собиралась на скетчи в Яффо. Я уже почти решила присоединиться, как вдруг заметила, что на event записалось всего 4 человека. Потом поняла: очевидно, это из-за чудовищных пробок в  Тель-Авиве, из-за строительства трамвая. Хорошо, что вовремя спохватилась!! В пятницу в Тель-Авиве и так не проехать, а сейчас это наверняка и вовсе невыносимо.

Поэтому я созвонилась с одной "скетчерицей", Ирой, которая живет в Натании, и мы с ней договорились встретиться и порисовать "не отходя от кассы".Collapse )

"Грузите апельсины бочками" ©

В продолжение саги о наших съемных квартирах.

1994 год. Следующую квартиру мы опять нашли в Петах Тикве, в соседнем районе. Теперь наше финансовое положение улучшилось. Мы все еще были солдатом и студенткой, но летом удалось немного заработать, да и армия мужа подходила к концу, так что мы смогли позволить себе искать жилье на 50$ дороже.

Район назывался Амишав и был расположен на задворках великого мегаполиса Петах Тиквы. Такая смесь между городом и селом (тогда, по крайней мере, так было).. Целые сады фруктовых деревьев, неасфальтированные дороги.

Эта квартира (как, впрочем, и прошлая), тоже не очень заслуживала такого названия - половинка каравана. По площади была не больше предыдущей халупы. но состояла из двух микроскопических комнат, с сетками на окнах и даже кондиционер (древний, естественно, но все-таки работающий) там был.
Collapse )

Ооо, коллега?

В посте об общаге вспомнились мне семейные байки о наших съемных квартирах...

Прожив в студенческой общаге три года, я справедливо рассудила, что рассчитывать на бОльшее будет наглостью. Пришлось искать жилье на съем, тем более что мы с Эдиком уже собирались пожениться.
Это было суперсложной задачей, потому что то, что мы могли оплачивать (студентка и солдат, и даже с подработками), не позволяло снимать квартиру не только в Южном Тель-Авиве (я уже не говорю о Рамат-Авиве), но даже в намного более дешевых местах. На самом деле,нам повезло. Мы даже не успели заняться поисками - моя сокурсница освободила квартиру в Петах-Тикве, за которую платила 200$: жить в таком эээээ... интересном месте с новорожденным ребенком было невозможно.

И то правда, назвать это квартирой было большим преувеличением. Находилась она в районе Феджа, там были старые запущенные частные дома, а дальше это плавно переходило в многоэтажные развалюхи. С нашей стороны района были еще более-менее приличные виллы, но население все поголовно восточное, спеццццфическое.
Наш хозяин построил на заднем дворе своего дома мазанку, размером 3 на 5. У меня это вызывало ассоциацию со сказкой про трех поросят: дунешь на этот "домик" - и развалится. Зимой там было дико холодно, а летом он раскалялся так, что единственным спасением было заматываться в мокрые простыни. Правда, сантехника вся была новая: хозяин, Шимшон, оказался инсталлятором.

Как-то вечером я зашла к нему, занесла очередной чек.

Collapse )